Коллекционер – имя собирательное

BBZinbkJ6g.jpg

Все самые большие и известные музейные собрания обязаны своим происхождением коллекционерам – людям, которые служат обществу, руководствуясь личными интересами.

Последователи Ашшурбанапала
Коллекционирование можно смело отнести к одному из самых древних занятий человечества. Как уверяют историки, одну из первых коллекций собрал ассирийский царь Ашшурбанапал в VII в. до н.э. В его библиотеке в Ниневии хранились царские анналы, хроники важнейших исторических событий, сборники законов, литературные произведения и научные тексты. Поиски нужного произведения облегчали этикетки, привязанные бечевками к глиняным табличкам и указывавшие на содержание, название серий и количество табличек в каждой серии. Эти этикетки были своего рода каталогами. Всего сохранилось более 30 тыс. табличек и фрагментов, в которых отразились достижения месопотамской цивилизации.
С тех далеких времен ряды коллекционеров неимоверно выросли и качественно изменились. Теперь это не только коронованные особы, вельможи, олигархи и миллионеры, но и люди, чьих материальных возможностей, казалось, едва хватает на то, чтобы сводить концы с концами.
Но наибольшая метаморфоза произошла с предметами страсти коллекционеров. В их число попали марки, спичечные этикетки, минералы, перья птиц, пуговицы, оловянные солдатики, автомобили, навигационные инструменты, куклы, танки, курительные трубки, деревянные ложки и т.д. На что ни укажи, непременно окажется, что кто-то это уже собирает. Создается ощущение, что человечество, напуганное эфемерностью своего пребывания на Земле, спешит закрепить его с помощью различных материальных свидетельств.
По мнению крупнейшего российского коллекционера Владимира Беликова, «основной секрет собирательства и его притягательная сила – создание целого из множества, превращение разного в единое. Коллекции, как правило, формируют собственный мир собирателя и окрашены его интеллектом, темпераментом, душой, отмечены печатью его вкусов и пристрастий».
Жительница Праги Хелена Внучкова собрала со всего света 16 тыс. бумажных салфеток, многие из которых являются настоящими произведениями искусства. Несколько энтузиастов из британского города Саутпорт организовали музей газонокосилок, раздобыв более 200 агрегатов, с помощью которых англичане формировали свои неподражаемые ландшафты. Стоматолог из американской глубинки Вэл Колпаков располагает коллекцией из 1400 тюбиков зубной пасты. Ливерпулец Гидеон Уэйс уже много лет разыскивает по всему миру чесалки для спины. Россиянин Сергей Фролов из Санкт-Петербурга «запал» на советские калькуляторы. Их у него 157 моделей. Техасский художник Барни Смит придумал собирать крышки от унитазов.
Ценность подобных собраний определись крайне сложно. Куда проще подсчитать стоимость частных коллекций живописи или скульптуры. Точнее, было бы проще, если бы доступ к ним был свободным. Конечно, всезнающие эксперты легко назовут с десяток имен всемирно известных коллекционеров, перечислят компании и банки, вроде Deutsche Bank, UniCredit, Van Lanschot, Intesa, чьи художественные сокровища могут составить конкуренцию крупнейшим музеям, но большинство из них эти бесценные богатства предпочитает держать за семью замками. А еще больше произведений искусства осело в частных галереях, доступ в которые не имеют даже искусствоведы. Ведь отнюдь не редкость сноска «Владелец не известен» в каталогах великих мастеров.
До сих пор не известно, куда перекочевали картины Моне «Маки в окрестностях Ветейя», Сезанна «Мальчик в красном жилете», Дега «Граф Лепик с дочерьми» и Ван Гога «Цветущие ветки каштана», общей стоимостью 164 млн долл., похищенные из музея живописи Эмиля Бюрле в Цюрихе. Или где сейчас находятся 140 золотых украшений майя и ацтеков, украденные из Национального музея антропологии в Мехико. Интерпол уже 20 лет безуспешно разыскивает картины Рембрандта «Мужчина и женщина в черном» и «Шторм в Галилее», пейзаж Говарда Флинка, портрет кисти Эдуарда Мане, пять акварелей Дега, полотно Вермеера Делфтского «Концерт», унесенные ворами из Музея Изабеллы Гарднер в Бостоне. Но кто-то их «заказал» грабителям!

Коллекция Броуди
У каждой коллекции своя история. Одни создавались столетиями, усилиями многих поколений, как, скажем, коллекция семьи Спенсеров, из которой происходила принцесса Диана. Другие возникали чуть ли не одномоментно, как некоторые собрания произведений искусства, берущие начало в блокадном Ленинграде. В основе некоторых – страсть, упорство и удивительная интуиция их собирателей, как, например, у купца Сергея Щукина, собравшего 256 картин французских живописцев. Иные обязаны своим происхождением лишь толстому кошельку их владельца, позволявшему нанимать экспертов и скупать самые перспективные в плане роста стоимости произведения искусства.
Но наиболее традиционен путь, когда люди, обладающие средствами и вкусом, чуть ли не случайно, с одной вещи начинали собрания, ставшие впоследствии знаменитыми. Именно так была создана одна из хорошо известных в мире коллекций – Сидни Ф. Броуди, которая оценивалась в 150 млн долл.
Супруги Броуди были людьми более чем ординарными. Неплохой доход, получаемый Сидни Броуди от девелоперских операций в Лос-Анджелесе, позволял семейной паре интересоваться искусством. Тем более что сама миссис Броуди была из семьи Альберта Ласкера – страстного коллекционера произведений искусства и предметов дизайна эпохи модернизма. Однако об увлечении собирательством не было и речи, пока на Рождество муж не преподнес супруге скульптуру Генри Мура.  
«Сид поставил ее под елку. И, я полагаю, именно с этого момента мы попались на крючок», – вспоминала миссис Броуди в своем последнем интервью. Работа гениального американского скульптора требовала соответствующего обрамления. И в конце 1940-х годов молодая пара Броуди поручила популярному тогда архитектору Арчибальду Куинси Джонсу и дизайнеру Уильяму Хэйнсу оформить интерьер их дома в Холмби Хиллз в Калифорнии. Став образцом дизайна своего времени  – середины прошлого века, дом служил великолепным фоном для художественной коллекции. И она неизбежно возникла. Сначала в виде нескольких картин и скульптур, а затем, увеличиваясь год от года, она превратилась в блестящее собрание живописи, скульптуры и графики.
«Тем, кто имел счастье видеть коллекцию Броуди в их собственном доме, открылся их истинный талант коллекционеров. … Каждая комната отражала изысканный талант и умение разбираться в искусстве», – вспоминает Кристофер Бердж, почетный председатель Совета директоров аукционного дома Christie’s, который первым посетил дом Броуди осенью 1978 г.
Жемчужиной коллекции было полотно Пабло Пикассо «Обнаженная на фоне бюста и зеленых листьев». Этот масштабный портрет возлюбленной художника Мари-Терез Вальтер считается одним из самых значимых произведений Пикассо. Портрет, выполненный в насыщенных синих, розовых и зеленых тонах, – сложное произведение с глубоким чувственным подтекстом, который служит ярким доказательством романтических чувств художника к своей молодой музе.
Семья Броуди приобрела эту работу в 1950-х гг. у официального дилера Пикассо. Впоследствии портрет стал своеобразным центром их будущей коллекции. В США это выдающееся произведение выставлялось лишь единожды  – в рамках ретроспективной выставки «С днем рождения, господин Пикассо!», приуроченной к 80-летнему юбилею художника и проходившей при поддержке художественного совета Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.
Супруги Броуди – люди, преданные искусству, – превратились со временем в меценатов. Они были покровителями окружного Музея искусств и художественного совета Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Позже миссис Броуди стала также управляющим патроном библиотеки Хантингтона, художественных коллекций и ботанических садов в Сан-Марино в Калифорнии. Она скончалась в возрасте 93 лет в ноябре 2009 г.

В традициях Третьякова
Как-то на телевизионном «круглом столе», собравшем директоров крупнейших российских художественных музеев, прозвучала очень точная оценка феномена коллекционирования. Человек, как правило, начинает собирать коллекцию исключительно для себя, но потом неизбежно приходит к мысли, что такое богатство должно быть доступно всем. Вся история российского меценатства – тому свидетельство.
Одним из первых передал свою коллекцию государству Александр Григорьевич Кушелев-Безбородко (1800–1855). Собирать картины он начал еще в молодости и занимался этим всю жизнь. В 1846 г. он преподнес Нежинскому лицею 175 картин европейских и русских мастеров и в том же году открыл домашнюю галерею в Санкт-Петербурге. Желание Кушелева-Безбородко относительно дальнейшей судьбы собрания было таково: «Приношение сие я делаю с тем, чтобы картины сии быв размещены в свободных Залах Здания Лицея, могли служить к развитию изящного вкуса, и оставались бы навсегда собственностью Заведения».
Конечно, не менее блестящие коллекции европейской живописи были собраны Юсуповыми, Строгановыми, Шереметевыми, Шуваловыми, но расставаться с ними они не спешили, в отличие от представителей купеческого сословия. О некоторых из них, таких как П.М. Третьяков, написано немало книг и исследований. О других существуют лишь небольшие публикации, но вклад их в российскую культуру от этого не становится меньше. Об их подвижничестве свидетельствуют знаменитая Третьяковская галерея, музей декоративно-прикладного искусства, Театральный музей в Москве.
А.П. Бахрушин, собиратель русских древностей – книг, фарфора, предметов быта, обладатель библиотеки в 30 тыс. томов – оставил свое детище Румянцевскому и Историческому музеям. Коллекция С.И. Щукина – библиотека, рукописи, картинная галерея, собрание рисунков и гравюр – в 1905 г. была подарена им вместе с землей и зданием Историческому музею. Сам Щукин оставался в нем хранителем, продолжая нести все расходы и пополнять фонды. Когда в эмиграции Щукина спрашивали о коллекции, оставшейся «под большевиками», Сергей Николаевич неизменно отвечал, что собирал ее не столько для себя, сколько «для своей страны и своего народа». «Что бы на нашей земле ни было, –  добавлял он, –  мои коллекции должны оставаться там».
Говоря о российских меценатах, надо вспомнить имена Дягилева, Мамонтова, Рябушинского и многих других замечательных людей, которым тогдашнее общество обязано знакомством с произведениями Моне, Дега, Пюви де Шаванна, Дерена, Ван Донгена, Брака, Марке, Матисса. Огромна их заслуга перед мировой культурой и в том, что они поддержали многих талантливых русских художников, чье творчество стало частью всемирного культурного наследия.

Андрей ВАСИЛЬЕВ

Скачать статью (.doc)

Рубрика: Бизнес и выставки


Установка ТЦ 15 наличие
© 2013-2015 © Stroyportal-volga.ru
Строительная компания в СОЧИ ООО stroyportal-volga.ru
При использовании материалов ссылка на stroyportal-volga.ru обязательна!