Невидимые преграды

TR6vaEwZa2.jpg

Много бумаг? Длинные очереди? Непонятные вопросы? Прозрачные намеки? Это не дневной прием в поликлинике – это бизнес по-русски. Тысячи предпринимателей каждый день сталкиваются с необходимостью получать лицензии, разрешения, сдавать формы и согласовывать отчеты. То есть выполнять установленные государством правила ведения хозяйственной деятельности на рынке, которые на деле являются административными барьерами.

Административные барьеры в любой экономике выполняют функции государственного регулирования и являются необходимой составляющей взаимодействия власти и бизнеса. С одной стороны, они помогают отсеять недобросовестных предпринимателей, а с другой выступают гарантом качества предоставляемых бизнесом услуг. В начале 90-х, когда советские законы, выращенные на плановой экономике, не могли справиться с реалиями мира кооперативов, банков и «новых русских», государство было вынуждено выстраивать систему рыночного законодательства практически «с нуля». Это требовало времени, а бизнес не мог ждать так долго. Справляться с лавиной контрафакта, контрабанды, валютных спекуляций надо было немедленно. Тогда и возникла экономическая политика, состоящая преимущественно из методов административного регулирования. Общественных организаций на рынке не было, и весь контроль над предпринимательской деятельностью и качеством товаров государство взяло на себя.

Звучит не так уж плохо. Почему же сегодня предприниматели буквально задыхаются от огромного количества проверок, ненужных бумаг, грабительских услуг посредников и произвола власти?

Сертификаты, лицензии, налоговые декларации и проверки сами по себе не регулируют предпринимательскую деятельность, но, по замыслу, являются подтверждением честности предпринимателя и гарантией предоставления качественной услуги. Однако в условиях, когда государство не может обеспечить должный контроль за бюрократическим аппаратом и обеспечить одни и те же правила игры для всех, без исключения, участников рынка, начинается недобросовестная конкуренция и произвол чиновников. Залогом получения нужной бумаги становится взятка, а вместо эффективных механизмов рыночного регулирования предприниматели просто покупают право заниматься той или ной деятельностью. Результат – огромное количество посреднических фирм, которые зарабатывают только на оформлении документов и без которых взаимодействие с госорганами становится невозможным. Расходы на такое «взаимодействие» отражаются на конечной стоимости товара или услуги, а высокие входные барьеры на рынок уменьшают конкуренцию и ведут к монополии. В итоге страдает и предприниматель, и потребитель.

Президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан считает, что в развитой рыночной экономике административные барьеры необходимы только в случаях, когда иные методы регулирования на практике показали свою несостоятельность. Так, в ЕС обязательной сертификации подлежат 4% товаров и услуг, причем список таких товаров составляется на основе статистики несчастных случаев, произошедших из-за использования того или иного товара. Количество лицензируемых видов деятельности колеблется от 30 до 90 в разных странах ЕС. В России же до недавних пор обязательной сертификации подлежало до 80% товарной номенклатуры.

Получается, что чем совершеннее экономика государства, тем меньше там используют методы запрещения, проверок и специальных разрешений. Вместо них европейские страны уже давно внедряют политику общественного договора с бизнесом, что создает более тонкие и вместе с тем более выгодные экономические механизмы.

В России реформы по уменьшению уровня административных барьеров в экономике назревали постепенно и с большим трудом. Курс на дебюрократизацию экономики продвигался очень медленно и с переменным успехом. В 2000–2003 гг., в соответствии со «Стратегией развития Российской Федерации до 2010 г.», Правительство РФ подготовило пакет законопроектов по снятию административных барьеров в экономике. Из этих законопроектов был принят Закон «О техническом регулировании» (в 2002 г.), который помог подготовить почву для перехода производителей на добровольную сертификацию товаров, сокращено некоторое количество лицензируемых видов деятельности (в 2005 г.) и урезаны функции некоторых проверяющих органов (санитарной, пожарной инспекции и др.).

В 2005 г. «Опора России» провела мониторинг ситуации и выяснила, что 8 копеек с каждого рубля оборота фирмы уходит на преодоление административных барьеров. По мнению же Александра Аузана, в 2000 г. на это уходило 11 копеек. Так ли очевиден положительный результат?

«Если посмотреть внимательно на динамику издержек после 2005 г., то дореформенный уровень административных барьеров практически восстановился, – подводит неутешительный итог Александр Аузан. – Там, где были вытеснены более слабые бюрократические группы, а именно санитарная и торговая инспекции, пожарный надзор, появились более «серьезные ребята» – правоохранительные и фискальные органы». После 2005 г. количество проверок на предприятиях только увеличилось. По данным вице-президента организации «Опора России» Владислава Корочкина, в 2006–2008 гг. контрольно-надзорными органами ежегодно проводилось около 20 млн проверок, из них 85% приходилось на малые и средние предприятия.

В 2009 г. ситуация стала меняться. В декабре 2008 г. был принят долгожданный Закон о «Защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Тогда же были внесены изменения в Закон «О милиции», КоАП и ряд других документов, которые исключили внепроцессуальные полномочия органов милиции по проведению проверок предпринимателей и установили необходимость согласования с органами прокуратуры внеплановых проверок субъектов малого бизнеса.

«В конце 2009 г. мы проводили несколько совещаний с представителями бизнеса, и нам не удалось найти торгующих на рынке предпринимателей, которые жаловались бы на милицию», – заявил В. Корочкин. В феврале 2010 г. отменены сертификаты качества на пищевую и парфюмерно-косметическую продукцию. По мере вступления в силу технических регламентов будут сокращаться виды лицензируемых видов деятельности, а на смену обязательной сертификации придет добровольная. «Если до февраля этого года список товаров и услуг, подлежащих обязательной и добровольной сертификации, представлял собой соотношение 80:20, то сейчас такое соотношение составляет 49:51 в пользу добровольной сертификации», – отмечает директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития РФ Андрей Шаров.

Разрабатывается проект перехода государственных органов на предоставление услуг в электронном виде, вводятся административные регламенты, которые помогут обозначить права, обязанности и основные процедуры при предоставлении государственных услуг юридическим лицам и гражданам.

Кажется, что крепкий фундамент будущих изменений заложен, но многие эксперты считают, что говорить о серьезных положительных результатах пока рано.

«Платные услуги продолжают процветать, – сокрушается Владислав Корочкин. – Число бумаг, которые нужно согласовывать в государственных и муниципальных органах власти, часто превышает любые разумные рамки. В разных регионах для начала торговой деятельности необходимо пройти от 5 до 14 инстанций». «Система функционирования барьерного регулирования приводит к «эффекту блокировки», – объясняет Александр Аузан. – Любые попытки отменить определенные входные барьеры наталкиваются на сопротивление заинтересованных групп внутри государственного аппарата и коммерческих структур, делающих бизнес на «барьерах»». Как же с ними бороться?

Противостоять сопротивлению госчиновников может только свободный, независимый и сильный бизнес в лице саморегулируемых организаций и общественных палат. «Сегодня бизнес выключен из процесса снятия административных барьеров», – считает Андрей Шаров. По его мнению, образование общественных организаций важно для потребителей, общества и власти. Таким образом, у государства появляется системный оппонент и партнер в абсолютно разных сферах – от управления жилыми домами до химической отрасли. Появляются агенты, которые могут формулировать правила со стороны бизнеса и отстаивать свою позицию. Однако сильный бизнес – это еще не всё. «Для того чтобы у нас произошли институциональные изменения, игроки, как государственные, так и частные, а также общественные организации должны осознать, что жить по новым правилам выгоднее и безопаснее», – считает президент Межрегионального общественного фонда «Деловая перспектива» Дина Крылова. Но без сильной и независимой судебной системы, без некоррумпированных правоохранительных органов добиться этого трудно. Она уверена: «Для того чтобы новые законы заработали и институциональная среда изменилась, должна быть обеспечена неотвратимость санкций для всех, кто не следует требованиям закона, безо всяких исключений».

Елена КРЕМЕНЕЦКАЯ

Расходы предприятий малого бизнеса на оплату государственных услуг

Вид бизнеса

Процент от выручки в год

Розничная торговля

3,2

Легкая промышленность

4

Техобслуживание автомобилей

5

Сельское хозяйство

10

Медицина

13

Фармацевтика

22

Самые затратные государственные услуги для предпринимателей.

Виды платных услуг

Стоимость (тыс. руб.)*

Получение санитарно-эпидемиологического заключения Роспотребнадзора

8 – 100

Разработка пожарной декларации

20 – 200

Подключение к сети электроснабжения

350 – 3000

Согласование вывески организации как рекламной конструкции

10 – 200

*В зависимости от региона и наличия дополнительных услуг

Самые затратные виды предпринимательской деятельности при оплате государственных услуг (млн руб.)

Виды хозяйственной деятельности

Затраты в пересчете на компанию в год

Строительство

7

Медицина

5

Торговля

2

Техническое обслуживание

0,5

Источник: по материалам исследований, проведенных в 2009 г. общественной организацией «Опора России» совместно с ГУ–ВШЭ.

Рубрика: Бизнес и выставки


Главный предохранительный клапан nakc.ru.
© 2013-2015 © Stroyportal-volga.ru
Строительная компания в СОЧИ ООО stroyportal-volga.ru
При использовании материалов ссылка на stroyportal-volga.ru обязательна!