Негосударственный огурец

GoNDNlsPol.jpg

Зерно и картофель — вот те культуры, на которых издавна держится аграрный сектор России. Что касается всего разнообразия овощей — это в большей степени забота владельцев приусадебных участков. Ссылки на суровый климат России, якобы не позволяющий обеспечить население витаминной продукцией, не выдерживает критики.

«Уродится картошка, как-нибудь выживем» — с этим несложным правилом Россия существует уже второй век. По-видимому, аграрные начальники рассуждают так: «Все эти корнеплоды, пасленовые и крестоцветные пусть остаются предметом заботы владельца приусадебного участка или, максимум, фермера. А уж дальше пусть поступает со своей капустой и прочей репой по собственному разумению: хочет — на рынок везет, хочет — съест сам. В конце концов, картофель можно и в Израиле закупить».

Как утверждают специалисты, сырьевые зоны Волгограда, Кавказа, Юга России гораздо более благоприятны для овощеводства, нежели в Венгрии или Франции, которые сегодня доминируют в этом секторе рынка. Да и технологий выращивания овощей сегодня в мире, в том числе и в России, создано множество. И спрос на овощи растет из года в год.

В середине прошлого столетия в Европе овощеводство сумело быстро перестроиться, поспевая за ростом городов и изменением вкусов потребителей, задумавшихся о витаминах и здоровом питании. В Советском Союзе в эту проблему не влезали — других было достаточно. Населению было предложено выпутываться из нее самостоятельно. Горожанам начали раздавать те самые знаменитые 6 соток под сады и огороды. Вырастил за счет своего выходного дня урожай, засолил, закатал в банки — и питайся до следующего года, когда на твоих грядках хоть что-то созреет.

Ну а для остальных была капуста квашенная, магазинная и соленые огурцы в бочках, вялая свекла, сморщенная морковь, гнилой картофель. Вот и весь ассортимент овощных отделов 50–60-х годов.

Прошло полвека, но и ныне по потреблению овощей и продовольственных бахчевых культур Россия занимает весьма незавидное положение в мировом рейтинге. В Италии уровень потребления этих продуктов почти в 2,5 раза, а в Болгарии, Нидерландах, Польше, Франции, Японии — в 1,3–1,5 раза выше, чем в России. По данным Росстата, потребление свежих овощей и бахчевых культур составляет всего 109 кг на душу населения в год, при медицинской норме 146 кг. Но, как считают многие специалисты, на самом деле и эти цифры Росстата завышены, поскольку не учитывают потери при транспортировке и хранении овощей.

В Нидерландах, которые по территории сравнимы с Московской областью, имеется 10 тыс. га теплиц, из них 4 тыс. га — овощные, остальные — цветочные. А в Подмосковье при существующей колоссальной потребности в овощах насчитывается лишь 353 га теплиц, т.е. в 28 раз меньше.

Фактически треть овощей и две трети фруктов, которые попадают на стол россиян, — это импорт, который из года в год растет. При этом в Россию везут не какие-то экзотические дары природы, не произрастающие в нашем климате, а овощи, традиционные даже для средней полосы. В структуре импорта овощей более 45% занимает лук, 12,6% — помидоры, 12% — корнеплоды, 10,4% — капуста, прочие свежие овощи — 6,2%.

По данным Росстата, 80% овощеводческой продукции получают за счет приусадебных участков, садово-огородных товариществ и небольших ферм. Но они финансово маломощны, не имеют современной техники и оборудования, не в состоянии закупать удобрения и проводить масштабные работы по улучшению земли, не связаны друг с другом кооперативными связями, не располагают автотранспортом для перевозки урожая и помещениями для его хранения, а самое скверное — редко когда могут похвастаться прямыми выходами на организации торговли и предприятия переработки.

В российских условиях уже многие годы в цепочке производитель–потребитель действует мощный фильтр посредников, у которых и оседает львиная доля доходов отрасли. Те же, кто выращивает овощи, вынуждены отдавать урожай по себестоимости, заканчивая, как правило, сезон по нулям. Ни на какие кардинальные перемены средств не остается.

А они совершенно необходимы. Но государственные программы развития сельского хозяйства, включая последнюю, по-прежнему обходят эту проблему стороной. Государство продолжает, как и в советские времена, в самых различных формах вкладывать средства только в производство, полностью забывая о других звеньях — хранении, переработке, доставке. Даже если свершится невозможное и деньги в виде кредитов, преференций и дотаций все-таки дойдут до производителя, он все равно оставлен один на один с перекупщиком, который неизбежно продиктует ему свои цены.

Цивилизованный выход из этой ситуации, успешно опробованный во многих странах — Франции, Голландии, Дании, Германии, — кооперация. На самых разных уровнях — при доставке, хранении, продаже урожая, в том числе и напрямую потребителю. Объединенные кооперацией, фермеры могут арендовать и покупать технику, вести на равных переговоры с торговлей, брать значительные ссуды в банке, которые позволят применять современные методы растениеводства, выращивать продукцию, соответствующую требованиям переработчиков. То есть выступать мощным объединением, которому не страшны диктат посредников и разбойничья политика банков.

Второй путь — не менее перспективный и уже активно используемый в России многими отечественными фирмами — создание вертикальных компаний, в которых предусмотрены подразделения, отвечающие за все этапы создания продукта: от поля до прилавка.

Есть и другие, давно проверенные в мире варианты. Главное — не изобретать свой третий, российский, путь. Как известно, он ведет лишь к воровству и разрухе.

Современное овощеводческое хозяйство не имеет ничего общего с патриархальным огородом. Это производство с жесткой технологической дисциплиной, конвейер, которым управляют высококвалифицированные специалисты и в конце которого ОТК проводит тщательную отбраковку продукции, не попадающей под параметры, заданные заказчиком — консервным заводом или торговой организацией.

Технологий под такое индустриальное выращивание овощей создано множество: в открытом и закрытом грунте; в аридных зонах и субтропиках; при капельном орошении и на гидропонике. Есть технологии под огромные плантации и под маленькую теплицу, с вмешательством человека и с полностью автоматизированным процессом. Есть технологии, в том числе российские, которые гарантируют отличный урожай даже на Крайнем Севере, такие, как, например, интенсивная светокультура растений. Так что овощеводу, казалось бы, остается сущий пустяк: решить, что он будет выращивать. И вот тут-то обнаруживается, что все усилия по поиску инвестиций, выбору технологии, приобретению оборудования, обучению персонала, заключению контрактов с заказчиками пойдут, скорее всего, прахом. По одной причине: в России нет качественных семян.

То, что это вопрос ключевой, понятно и человеку, далекому от сельского хозяйства. Не случайно, отпуская аграрный сектор в свободное плавание по пучинам рынка, его на всякий случай снабдили Законом «О семеноводстве», который должен был гарантировать качество сельхозпродукции. Но то ли очень спешили, то ли академики РАСХН были все в отъезде, и депутаты Госдумы решили обойтись собственными силами, но закон, как всегда, получился кривой. К примеру, он позволяет быть оригинатором сорта (то есть тем, кто его создал, вывел или сохранил) любому физическому и юридическому лицу без каких-либо условий, обеспечивающих сохранность «признаков, указанных в описании». Говоря проще, оригинатором теперь может выступать любая контора, не имеющая никакого отношения к селекции.

В эту не замеченную депутатами прореху на российский рынок семян пролезло столько фальсификаторов, что положение стало просто угрожающим.

Последствия для овощеводства это имеет катастрофические. Экономисты подсчитали, что из-за семян низкого качества недобор урожая овощных культур превышает 25%. И если специализированные овощеводческие хозяйства закупают семена на посев хотя бы с минимальными юридическими гарантиями, то фермер или просто владелец огорода совершенно беззащитен перед недобросовестными производителями семян. А между тем ежегодно в России продается около 700 млн пакетов с семенами различных растений. И стоят они недешево.

Решить для начала хотя бы эту проблему. А если еще поддержать его продуманной государственной политикой, как это происходит во многих странах, то, может, через пару лет исчезла бы необходимость вести морковь из Польши, чеснок из Китая, а лук из Египта.

Андрей ВАСИЛЬЕВ

 

В России потребляют овощей в 4 раза меньше, чем в США, в 2,5 раза меньше, чем в Италии, в 1,5 раза — чем в Болгарии, Нидерландах, Польше, Франции, Японии.

По данным Росстата, потребление свежих овощей и бахчевых культур составляет 109 кг на душу населения в год при медицинской норме 146 кг.

Проверка, проведенная группой ученых под руководством академика РАСХН Пивоварова, установила, что на российском рынке более 40% партий семян самых популярных сортов капусты не отвечают требованиям стандарта, свеклы — 80%. Хуже всего обстоит дело с семенами моркови: из 37 сортообразцов наиболее популярных сортов ни один не соответствовал стандарту. Такое же положение с картофелем, огурцами, кабачками, тыквой, фасолью и зеленью.

Картофель

Родина картофеля — Южная Америка, где до сих пор можно встретить дикорастущий картофель. Введение картофеля в культуру было начато примерно 14 тыс. лет назад индейцами Южной Америки. Они не только употребляли картофель в пищу, но и поклонялись ему, считая одушевлённым существом. В Европу (Испанию) картофель впервые был завезён в 1551 г. из Перу. Сначала картофель был принят в Европе за декоративное растение. Агроном Антуан-Огюст Пармантье обнаружил, что картофель вкусен и питателен, а вовсе не ядовит, как считалось ранее. Появление картофеля в России связывают с именем Петра I, который в конце XVII в. прислал в столицу мешок клубней из Голландии. Но в то время распространения в России он так и не получил. Указ Сената 1765 г. во времена царствования Екатерины II можно считать началом завоевания картофелем России. Уже к концу XIX в. картофель в России считался «вторым хлебом», т. е. одним из основных продуктов питания.

В первую пятерку мировых лидеров по валовому производству овоще-бахчевой продукции входят Нидерланды (52,3 т/га), Австрия (39,8), Испания (33,8), Германия (32,3) и Греция (29 т/га).

Почти половина покупателей в Италии (43%) покупает овощи, которые уже готовы к употреблению, вымыты и нарезаны.

В Нидерландах на овощеводство приходится 2/3 общего производства сельскохозяйственной продукции.

Скачать статью (.doc)

Рубрика: Бизнес и выставки


http://pojar.ru/ что входит в техническое обслуживание пожарной сигнализации.
© 2013-2015 © Stroyportal-volga.ru
Строительная компания в СОЧИ ООО stroyportal-volga.ru
При использовании материалов ссылка на stroyportal-volga.ru обязательна!