Придуманные столицы

JZOz6J7D3l.jpg

Построить город дано не каждому. Только очень амбициозные, целеустремленные и перспективно мыслящие люди ставят перед собой такую задачу и реализуют намеченное. Возвести не просто город, а новую столицу – задача многократно более сложная, поскольку приходится решать не только чисто градостроительные, но и геополитические вопросы.

Город Кубичека

Сегодня, когда речь заходит о столице Бразилии – городе Бразилиа, естественно, вспоминают человека, по проектам которого были возведены здания, определившие стиль города и, в конечном счете, обеспечившим место Бразилиа в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Этот человек – Суарис Филью Оскар  Нимейер. Но если следовать исторической правде, главным идеологом строительства новой столицы был Жуселину Кубичек, ставший в 1956 г. президентом этой огромной латиноамериканской страны.

Идея переноса столицы из Рио-де-Жанейро возникла еще в конце XVIII в., когда португальскую колониальную администрацию стали сильно беспокоить не только периодически возникавшие восстания местного населения, но и опасность агрессии с моря со стороны Нидерландов и Франции. В 1822 г., после получения Бразилией независимости, к этой мысли вернулись вновь, и один из лидеров нового государства Жозе Бонифасиу ди Андрада-и-Силва даже придумал название для новой столицы – Бразилиа.

Прошло еще семь десятилетий, и в новой Конституции 1891 г. появилась запись, что на Бразильском плоскогорье должны быть выделены 14 тыс. кв. км саванны под Бразилиа. Наконец, в 1955 г. кандидат на президентский пост Жуселину Кубичек поклялся, что, если его изберут президентом, новая столица станет реальностью. В апреле 1956 г. Кубичек был избран президентом. Через три года 60-тысячная армия строителей возвела хорошо обустроенный город.

Место для него выбрали в центре уже предусмотренного в Конституции плоскогорья, на высоте 1050–1200 м над уровнем моря вблизи рек Прету и Дешкоберту. Генеральный план новой столицы составил один из основоположников современной латиноамериканской архитектуры Лусио Коста.

Планировка, предложенная Коста, была весьма необычна. С высоты птичьего полёта видно, что главные магистрали города с прилегающими кварталами образуют силуэт огромного самолёта, летящего на юго-восток. Лусио Коста, правда, утверждал, что, когда проектировал город, имел в виду гигантскую бабочку.

Центральная часть «фюзеляжа» этого «аэроплана» отведена под гостиницы, магазины, банки и наиболее красивые здания, которые спроектировал Оскар Нимейер. В «хвосте самолёта» находятся городские муниципальные учреждения, а в районе «кабины пилота» – федеральные: прокуратура, Национальный конгресс и др. «Крылья» отданы под жилые кварталы. Осевые магистральные шоссе  окружены двухрядными улицами, причём у каждой своя «специализация»: улица банков, улица аптек и т. п.

Рядом с новой столицей было образовано водохранилище и разбита зеленая зона. В общем, получился градостроительный и архитектурный шедевр, до сих пор вызывающий восторг у специалистов. Жители же Бразилиа смотрят на свой родной город более трезво. Он получился слишком дорогим. Квартиры его многоэтажек не по карману простым бразильцам, работающим в столице. В результате в самой столице живут лишь 400 тыс. человек, а еще 2 млн расположились вокруг Бразилиа в многочисленных городах-спутниках, многие из которых по уровню комфорта недалеко ушли от трущоб Сан-Паулу.

Город Назарбаева

Любого, кто сегодня приезжает в Астану, не может не поразить этот город, возникающий как мираж посреди пустыни. Светлые проспекты, бело-голубые дворцы, фонтаны, современные офисные и жилые здания, вонзившийся в небо космогонический монумент из стали и стекла, – архитектурный апофеоз Астаны…  И всё это – за каких-то 13 лет! Ведь еще в конце 90-х годов прошлого века нынешняя столица была захолустным степным городком, неуютно расположенным в болотистой местности на берегу реки Ишим.

Своим великолепием Астана обязана таким звездам архитектуры, как Кисё Курокава, и Норман Фостер,  чьи творения, разбросанные по всей планете, определяют сегодня главные тенденции в мировой архитектуре. Внесли сюда свою лепту и талантливые казахские архитекторы, и зодчие других стран. Но все-таки главная заслуга принадлежит президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

Когда в 1997-м Назарбаев принял неожиданное решение перенести главный город страны из уютной и обжитой Алма-Аты далеко на север, в холодную степную Акмолу (в переводе – «Белая могила»), это вызвало  в обществе если не шок, то весьма противоречивые чувства. Но президент настоял на своем, сумев убедить и правительство, и  парламентариев, и общество.

Сегодня существует множество объяснений возникновению на месте Акмолы Астаны. В том числе и то, что Алма-Ата, зажатая горами, не имела перспектив развития, что она задыхалась, что ее социальный и политический потенциал были исчерпаны. В ближайшем окружении Назарбаева говорят о другом. Идеологический вакуум, образовавшийся после крушения коммунистической идеологии, необходимо было срочно заполнить. Существовал и некий страх самостоятельного развития после многих лет, проведенных под крылом Союза. По мнению президента, строительство новой, современной, столицы решало эти проблемы.

Так оно и оказалось. Возведение красавицы Астаны убедило общество, что ему по силам и более сложные задачи. Средства, полученные от продажи нефти, пошли не на особняки нуворишей, а на развитие строительной индустрии и всего комплекса предприятий, чья продукция была востребована новой столицей. И самое главное – разноплеменные граждане Казахстана осознали себя единым народом, которому есть что предъявить миру.

Астана способна удивить даже искушенных  ценителей прекрасного. В ее ультрасовременной архитектуре – сочетание  разных стилей. Преобладает, конечно, западный. Но в него вплетены азиатские мотивы. Поражает величественный белоснежный ансамбль Президентского центра культуры – одного из красивейших зданий Астаны. С птичьего полета – это круг с лучами, расходящимися на четыре стороны света. Центр композиции – Государственный музей Республики Казахстан – увенчан синим восточным куполом.

Но поразительнее всего – пирамида Дворца мира и согласия – творение Нормана Фостера. Подобных ей не существует. Похожая на чудо пирамида Фостера видна с обоих берегов Ишима. А ночью её вершина светится изнутри.

Идея другого грандиозного сооружения Астаны принадлежит самому Нурсултану Назарбаеву. Монумент «Астана-Байтерек» – архитектурный символ столицы и одновременно символ обновления Казахстана. Сверкающий металлом ствол  тополя (по-казахски, «байтерек») увенчан на 105-метровой высоте гигантским 300-тонным стеклянным  шаром, меняющим свой цвет в зависимости от солнечного освещения. По преданиям, байтерек – древо жизни, растущее в центре мироздания. В его кроне мифическая птица Самрук, прародительница казахов, откладывает золотые яйца…

Кисё Курокава говорил: «Всей моей жизнью будет проектирование и строительство вашей новой столицы, рассчитанное до 2030 г. Если Бог позволит, то вполне возможно, я ее увижу во всей красе, мне тогда будет 95 лет».

Бог не позволил. Несколько лет назад зодчего не стало. А сама Астана в стремительном своем «взрослении» давно и многократно превзошла  все прогнозные показатели, заложенные Курокавой в ее Генеральный план. За эти годы город неизмеримо разросся. Население увеличилось в 2,5 раза и достигло 700 тыс. человек Астана  обрела репутацию одной из лучших столиц планеты, заслужив от ЮНЕСКО медали и почётное звание «Город Мира», удостоившись многих международных призов за свою архитектуру.

Андрей ВАСИЛЬЕВ

Норман Фостер

Норман Фостер – британский архитектор, родился 1 июня 1935 г. в Манчестере. Лауреат Императорской и Притцкеровской премий. Произведен королевой Великобритании сначала в рыцари, а затем в бароны. Работал в Лондоне, Нью-Йорке, Манчестере, Гонконге, Берлине. Среди наиболее известных произведений архитектора – мост Миллениум в Лондоне, купол Рейхстага в Берлине, Международный аэропорт Гонконга, перекрытие-оболочка Британского музея, небоскреб «Корнишон» в Лондоне (здание швейцарской страховой компании Swiss Re). Первым сооружением Фостера в СНГ стал монумент «Байтерек» в Астане. Позднее там же были построены Дворец мира и  согласия и торгово-развлекательный центр «Хан-Шатыр». В Москве Фостер и его архитектурное бюро работают над проектами 612-метровой «Башни «Россия» и проекта реконструкции комплекса зданий Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина. Для Санкт-Петербурга бюро Фостера разработало проект реконструкции острова Новая Голландия.

Кисё Курокава

Кисё Курокава, японский архитектор (1934–2007). Наиболее известные проекты – Национальный музей этнологии в Осаке, Музей современного искусства в Хиросиме, Международный аэропорт Куала-Лумпура, международный аэропорт Астаны.

Оскар Нимейер

Оскар Соарес Филью Нимейер – один из величайших зодчих XX в. родился 15 декабря 1907 г. в Рио-де-Жанейро. Профессиональную деятельность начал в 1935 г. в мастерской архитекторов Лусио Косты и Карлуса Леао, где он познакомился с человеком, сыгравшем знаковую роль во всем его творчестве, – французским архитектором Шарлем Ле Корбюзье, консультировавшим тогда проектировщиков здания министерства просвещения и здравоохранения в Рио-де-Жанейро. Талант Оскара сразу был отмечен мэтром, вследствие чего молодой бразилец стал руководителем проекта. Эта первая ответственная работа принесла Нимейеру славу зодчего, который не боится экспериментировать, и стала настоящим триумфом. В 1939 г. вместе с Лусио Костой он проектирует здание павильона Бразилии на Всемирной выставке в Нью-Йорке, а в начале 1940-х возводит на берегу озера Пампулья целый комплекс невиданных сооружений — теннисный и яхт-клубы, музей, зал танцев, церковь. В 1947 г. Нимейер входит в международную группу архитекторов, которым поручено спроектировать комплекс зданий ООН в Нью-Йорке.

Во второй половине 1950-х весь образ жизни Нимейера резко изменился. «Я начал заниматься Бразилиа в одно прекрасное сентябрьское утро 1956 года, когда Жуселину Кубичек, выйдя из своей машины… зашел за мной и по дороге в город изложил мне суть дела… С этого момента я стал жить мыслью о Бразилиа», – вспоминал он. А впоследствии писал: «Самым главным, на мой взгляд, было построить Бразилиа вопреки всем препятствиям, возвести его в пустыне, быстро, словно по мановению волшебства, и затем почувствовать его дыхание в этом бесконечном сертане, ранее неизведанном и безлюдном. Важно было проложить дороги, построить плотины, увидеть, как на плоскогорье возникают новые города; покорить безлюдные районы страны, придать бразильцу немного оптимизма, показать ему, что наша земля благодатна и что ее богатства, на которые так грубо посягают наши враги, требуют защиты и энтузиазма». Работа в Бразилиа – с июня 1958 г. непосредственно на строительной площадке, – связанная с многочисленными трудностями, серьезными лишениями и частым непониманием, была подлинным человеческим, патриотическим и творческим подвигом и принесла прекрасные плоды, вошедшие в историю мировой архитектуры.

С 1962 г. Нимейер  практически полностью переключился на выполнение зарубежных заказов. По числу проектов, разработанных для зарубежных стран, его можно сравнить среди архитекторов-новаторов XX в. только с Ле Корбюзье.

Скачать статью (.doc)

Рубрика: Бизнес и выставки


hilton grand capital хилтон
© 2013-2015 © Stroyportal-volga.ru
Строительная компания в СОЧИ ООО stroyportal-volga.ru
При использовании материалов ссылка на stroyportal-volga.ru обязательна!